Previous Entry Share Next Entry
Гюисманс "Без дна"
firre
bridge_on_fire
http://www.ekranka.ru/pics/bez_dna.jpg Книга эстета Гюисманса про сатанистов конца девятнадцатого века, вызвавшая у меня широкую ухмылку. Издана в серии для любителей мистики и эзотерики "Гримуар", т.е. здоровенные красные книги с жесткой обложкой и черными буквами поверх. Люто, бешено рекомендую всем ценителям приобрести "Некрономикон" Лавкрафта в том же издании. Книга снабжена описанием в духе:"В состав сборника вошли признанные шедевры зловещих фантасмагорий Лавкрафта, в которых столь отчетливо и систематично прослеживаются некоторые доктринальные положения Золотой Зари, что у многих авторитетных комментаторов невольно возникала мысль о некой магической трансконтинентальной инспирации американского писателя тайным орденским знанием." и будет выглядеть так же зловеще, как сборка Абнетта про инквизитора Рэйвенора. Ваш друг-гик будет в восторге. Что касается Гюисманса, то его воспаленный эстетизм, приведший в восторг такого же воспаленного мистика Бердяева, лично у меня вызывает сильный сарказм. Гюисманс широко известен в узких кругах романом про Дез Эссента "Наоборот". Утонченная чувствительность его героя и поиск все новых, еще более экзотических удовольствий, приводит Дез Эссента к мысли, что, возможно, и есть изысканные явства нужно наоборот. Вся сущность "Наоборот" - это исступленный поиск не занятого серьезным трудом человека каких-то занятий, рассказ, в котором чрезмерная эрудиция автора ему сильно мешает, а слишком высокое мнение о себе и своем восприятии окончательно извращает вкус. Но читателям (особенно женщинам) нелепый и смешной герой Гюисманса, почему-то запоминается списком книг из личной библиотеки. Именам старых авторов, видно, невозможно сопротивляться.

"Без дна" - это яркое описание деградации европейского полусвета в период перед русской революцией. В определенном разрезе дико смешная книга, но это личный тип юмора, который вряд ли будет всем понятен. Гюисманс, который так же, как и его герой, от скуки и жажды эмоций метался от одной мистической идеи к другой, описал свой опыт общения с сатанистами и посещение сатанистской мессы, которым он остался неудовлетворен. В те времена светская публика была увлечена тайными обществами, масонами, магами, переселением душ, эзотерикой Блаватской и Элифаса Леви, сатанизмом и медиумами. Чтобы осознать всю подложку романа, нужно быть в курсе "магической войны" с "черными магами", которую вел розенкрейцер Станислас де Гуайта. Вкратце история такова: один из совершенно упоротых оккультистов аббат Буллан призывал достигать просветления путем секса с архангелами и Иисусом Христом (представляя их в качестве своих партнеров), а затем и вовсе начал практиковать сатанизм (трудно сказать, что хуже). Станислас де Гуайта, много слышавший о практиках аббата, нанес ему визит и был шокирован теми "ритуалами", которые аббат практиковал "для своих". Гуайта приговорил Буллана к смерти посредством "магических флюидов". Спустя некоторое время Буллан и впрямь умер, но до этого Гюисманс успел посетить его мессу. После смерти Буллана эти клоуны вызывали друг друга на дуэль (причем Гюисманс даже этого сильного переживания избежал, уступив честь другу), чтобы отомстить Гуайте за смерть Буллана. Потрясающая история. Т.е. во времена, когда инженеры ломали ландшафты Земли, а террористы мечтали о судьбах России, совершалось вот такое.

"Без дна" почти целиком представляет собой беседы главного героя-писателя Дюрталя, ваяющего роман о Жиле де Ре, его эстета-приятеля Дез Эрми, дающего критику книг в духе современных блогеров, и местного звонаря Каре о сатанистах и былых временах, когда алхимики умели лечить все болезни, мир был полон тайн, не то, что сейчас. Эти сетования образованных людей о том, что больше никто не лечит лягушками, вызывают дикий смех, потому что никак не изменились с тех пор. Имея все за свои деньги, поедая изысканные блюда, приготовленные женой звонаря, они, сладко запивая еду вином, рассуждают о том, на каком месте женщины служилась черная месса, добавляют ли сперму в облатки и так далее. Уверена, что в любые, совершенно любые времена народу свойственно заводить эту шарманку про то, что раньше было лучше, а также рассуждать "об опасном" за кружкой пива. Все проблемы прозы Гюисманса здесь акцентированы самим построением текста - он невероятно провинциален при мощной насыщенности отсылками к разнообразной литературе. Излишне образованные герои Гюисманса невероятно глупы, ограничены, их быт скучен, потому их влечет представляемое безграничное распутство, сладострастие и жестокость. В воображении они видят Жиля де Ре, который трахает распоротый живот ребенка, на деле их ждет только жалкий и вымученный адюльтер с чужой женой. Когда троица с серьезными щщами начала обсуждать существование суккубов, я ржала. Забавно, что эстетский роман выглядит мощной пародией. Сам Гюисманс, слишком слабый для уродливого, лишенного величия разврата сатанистов, к концу жизни, естественно, пришел к религии, которую тоже наделял в воображении сильными страстями, муками и экстазами. И тоже потерпел поражение.

Вот отрывок из романа о Жиле де Ре:

"Под вечер, когда чувства притуплялись от обильных возлияний и сочной дичи, Жиль с друзьями уединялся в отдаленной комнате замка. Туда из подземелья приводили маленьких мальчиков, их раздевали, затыкали рот кляпом… Удовлетворив свою похоть, маршал принимался кромсать их большим кинжалом, с наслаждением отрезая кусок за куском. Иногда он вскрывал им грудь и втягивал в себя воздух из легких; вспарывал животы, обнюхивал содержимое, растягивал руками рану и усаживался сверху. Погрузив свой детородный орган во влажную кучу теплых внутренностей, он смотрел через плечо, наслаждаясь предсмертными судорогами, мучительной агонией ребенка. На суде Жиль де Рэ сознался: «Душа моя изнемогала от наслаждения при виде человеческих страданий, слез, страха, крови».

Но вот и содомские оргии набивают ему оскомину. Еще неопубликованный отрывок из протоколов процесса сообщает: «Вышеозначенный сир ублажал непотребную свою похоть с мальчиками, иногда с девочками, с коими он соединялся через живот, утверждая, что так приятнее и проще, нежели следовать природе». Потом он медленно перепиливал им горло, расчленял еще трепещущее тело, а труп, белье, одежду клали в очаг, набитый дровами и сухой листвой, и предавали огню, пепел же сбрасывали в отхожее место, развеивали с вершины башни или высыпали в рвы с водой. Вскоре маршал совсем обезумел. Если раньше он удовлетворял свою неистовую страсть, насилуя живых или умирающих детей, то теперь ему надоело растлевать агонизирующую в его руках плоть — его потянуло к мертвым.

Пылкий эстет в душе, Жиль с безумными криками покрывал поцелуями коченеющие руки и ноги своих жертв, восхищаясь их совершенством. Он учредил конкурс могильной красоты, и когда одна из отрезанных голов завоевывала первое место, поднимал ее за волосы и жадно целовал в холодные уста. На несколько месяцев ему пришелся по вкусу вампиризм. Этот восторженный некрофил осквернял мертвых детей, топя свою пламенеющую похоть в кровавой прохладе склепов, а однажды, когда под рукой уже не оказалось детей, он дошел до того, что вспорол живот беременной женщины и овладел плодом."

Короче, рекомендую. "Пылкий эстет в душе", Гюисманс вызывает изощренную смесь раздражения, смеха и сожаления. Поневоле он рисует сатирический портрет полусвета, смотрящийся лучшей пародией. Особенно забавно читать романтизацию насилию, такую яростную у Лотреамона, такую сатирическую у Де Сада - и такую романтически-жалкую у Гюисманса.

  • 1
отличная рецензия, прочитал с удовольствием.

хотел прибавить парочку собственных замечаний. у эко в "пражском кладбище" также есть отсылки к аббату Буллану и парижской мистике, но это так к слову...

меня радовали страницы посвященные де Ре, но воображение поразило и отпечаталось навсегда размышления-беседы об упадке звонарского мастерства. черт возьми, мысль о том, что никогда не пойму этого придает всей этой теме очарование недоступного.

да, звонарь там зачетный. но книга все равно комическая.

Я бы сказал разочаровывающая

самое зачётное, если б под твою рецу пришёл современный упоротый эзотерик и устроил бы тут танцы с бубном.

он не снизойдет, ибо я непосвященная. что со мной говорить.

ты глумишься над святынями и посмеиваешься нам тем что гуайта убил буллана магическими флюидами.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account